Черный лебедь

Черный лебедь

“Черный лебедь” Нассима Талеба — это книга, посвященная редким и непредсказуемым событиям, которые оказывают значительное влияние на мир. Талеб вводит термин “черный лебедь” для описания таких событий, которые невозможно предвидеть, но которые имеют огромные последствия. Он также обсуждает человеческую неспособность предвидеть эти события и склонность к ретроспективным объяснениям. Книга подчеркивает важность готовности к неожиданным изменениям и адаптации к неопределенности.

Пролог

Чёрные лебеди – это неожиданные события с огромным воздействием, которые мы объясняем только после их происхождения, играют ключевую роль в истории, и мы часто игнорируем их возможность.

Непредсказуемые события имеют значительное влияние потому, что они неожиданны и не могут быть предсказаны заранее.

Непредсказуемые события имеют значительное влияние, и мы должны приспособиться к их существованию, сосредоточившись на “антизнании” и стремясь максимально экспериментировать, чтобы “поймать” как можно больше таких событий.

Наше сознание и мозги нацелены на постижение конкретных фактов и изучение известного, а не на понимание общей картины и метаправил, что мешает нам адекватно реагировать на непредсказуемые события.

Система признания и награждения в нашем обществе несправедлива, так как часто не учитывает и не ценит тех, кто предотвращает катастрофы и способствует благополучию, оставаясь незамеченными.

Для понимания феноменов важнее изучать редкие и экстремальные события, а не обыденные и “нормальные”, так как они имеют значительное влияние и обнаруживают настоящую природу вещей.

Представления о познании и упрощения в мышлении, которые мы называем “платонизмом”, часто приводят к неправильному пониманию и пренебрежению “Черными лебедями”

Метафоры и истории имеют большую силу, чем идеи, и они важны для понимания нашего восприятия мира, но мы не должны позволять им слепить нас от неизвестного и неопределенного.

Миром движет аномальное, неизвестное и маловероятное, и, несмотря на прогресс и прирост информации, будущие события становятся все менее предсказуемыми.

Годы учения эмпирика-скептика

Человеческое восприятие истории страдает от “Триады затмения”: иллюзии понимания, ретроспективного искажения, и склонности преувеличивать значимость фактов.

Восприятие истории и событий искажается ретроспективой, и лишь запись событий в момент их происходения может дать наиболее точное и непредвзятое представление о них.

Категоризация упрощает реальность и может привести к взрывоопасным последствиям, так как она игнорирует источники неопределенности и искажает наше понимание сложного мира вокруг нас.

Умные и образованные люди строят прогнозы не лучше простых людей, но ошибочно полагают, что знают больше благодаря своему образованию и специализации.

Мы часто недооцениваем непредсказуемость и случайность в истории, вместо этого предпочитая верить в логичность и последовательность событий, что делает нас мастерами ретроспекции и самообмана.

Люди часто подвержены иллюзии понимания, которая заставляет их видеть мир более предсказуемым и объяснимым, чем он есть на самом деле, что ведёт к проблемам в принятии решений, особенно в условиях неопределенности и кризиса.

Автор выдвигает идею о важности независимости, свободы и покоя для интеллектуальной работы и формирования философских систем, основываясь на своем понимании концепции “Черного лебедя”.

Черный лебедь Евгении

Евгения Николаевна Краснова, несмотря на первоначальные трудности и непонимание со стороны издателей, превратилась в успешную писательницу, доказав, что уникальный подход и верность своим идеям могут привести к успеху и признанию.

вгения, преодолев непонимание и отвергнувши противостояние науки и искусства, обрела признание как писательница, соединив в своих работах художественное и научное, несмотря на то, что не была знакома с работами писателей и ученых, в которых видели истоки ее творчества.

Спекулянт и проститутка

Есть профессии, позволяющие “масштабировать” доход без прямой пропорциональности затраченному времени и усилиям, что связано с концепцией “Черного лебедя” и неопределенностью в жизни.

Масштабируемые профессии приводят к жесткой конкуренции и огромному несоответствию между усилиями и вознаграждением, делая их подходящими только для удачливых, в то время как в немасштабируемых профессиях эффективность достигается массой.

В эпоху технологий и масштабируемости, создание и распространение контента приводят к неравенству, где немногие доминируют и получают большую часть прибыли, в то время как остальные делят остатки.

Америка, с ее ориентацией на генерацию идей и креатив, является более творческой страной, чем те, которые сосредоточены на “высокой культуре”, и эта специализация позволяет ей успешно развиваться в условиях глобализации.

В сферах, подчиняющихся законам Среднестана, отдельные экстремальные значения имеют малое влияние на общую картину, что не всегда верно для все остальных сфер.

Социальные феномены, включая богатство и популярность, относятся к Крайнестану, где небольшое количество событий или единиц имеет несоизмеримо большое влияние на общую картину.

В отличие от Среднестана, где средние значения достоверно отражают общую картину, в Крайнестане одно отдельное наблюдение может кардинально изменить общую статистику, что делает знание, основанное на данных, менее надежным.

Существуют значительные различия между явлениями, подчиняющимися обычной случайности (Среднестан), и теми, которые зависят от крайних случайностей (Крайнестан).

Есть два типа случайности – “Среднестан” и “Крайнестан”, которые имеют различные характеристики и влияют на наше понимание и предсказания в разных областях жизни.

Тысяча и один день, или Как не быть лохом

Независимо от статуса и уверенности в себе, люди не застрахованы от неожиданных и непредсказуемых событий, которые могут радикально изменить их взгляды и понимание мира.

Банкиры и финансовые учреждения, представляющие себя как консервативные и надежные, на самом деле часто основывают свою деятельность на рискованных стратегиях, что может привести к катастрофическим потерям и финансовым кризисам.

Черный лебедь – это непредсказуемое событие с большим влиянием, его наличие и влияние зависят от ваших ожиданий, и его можно истребить или создать с помощью науки и широкого взгляда на вещи.

Проблема индукции, часто называемая “проблемой Юма”, является старой и сложной философской задачей, прослеживающейся от древних времен до наших дней.

Секст Эмпирик, антиакадемик и скептик, подчеркивал значимость опыта и сомнения в теориях, формулируя проблему индюшки и внедряя эмпирический подход в медицину, который становится ключевым для понимания планирования и прогнозирования.

Альгазель, критикуя «научное» знание и употребляя рационалистическую аргументацию, спровоцировал дебаты, которые в итоге привели к отказу арабов от научного подхода и распространению суфийского мистицизма, что можно связать с проблемой Черного лебедя.

Скептицизм, в частности в виде фидеизма, служит важным инструментом для вопросительного отношения к знанию и истине, что, в свою очередь, приводит к более глубокому и честному пониманию реальности.

Понимание и осознание риска важно для принятия обоснованных решений, чтобы избегать становления “индюшкой”, а не для полного избегания риска.

Наше недооценивание и невнимание к “Черным лебедям” – непредсказуемым и редким событиям с крайне значительными последствиями – приводит к ошибкам в наших представлениях о мире и влияет на нашу способность прогнозировать будущее.

Доказательство-шмоказательство!

Люди часто путают и переворачивают утверждения, что может приводить к серьезным логическим ошибкам и неправильному восприятию информации.

Человеческое понимание и реакции на различные ситуации зависят от контекста, и даже точное знание не всегда приводит к правильным действиям, особенно когда мы переходим из теории в практику.

Наш ментальный механизм, наивный эмпиризм, подталкивает нас к поиску свидетельств, подтверждающих наши представления, при этом мы часто выбираем факты, которые соответствуют нашим теориям, и называем их доказательствами.

Наблюдения и опыт могут нас убедить в неправильности какого-то утверждения, но не могут с абсолютной уверенностью подтвердить его верность.

Люди имеют естественную склонность искать подтверждение своим утверждениям, игнорируя отрицающие примеры, которые на самом деле являются более важными для установления истины.

Появление дополнительного объекта, не являющегося черным лебедем, не подтверждает отсутствие черных лебедей.

Мы рождаемся с интуитивными механизмами, которые позволяют нам выборочно обобщать опыт, полагаясь на индуктивное знание в некоторых областях, оставаясь скептическими в других, основываясь не только на нашем личном опыте, но и на знаниях, накопленных нашими предками в процессе эволюции.

Наша интуиция, наследованная от предков и отлично работающая в первобытных условиях, часто сбоит в современном мире, полном неожиданных “черных лебедей” и сложностей, которые мы часто не в состоянии предвидеть или понять.

Искажение нарратива

Наша склонность к упрощению, созданию историй и поиску причинно-следственных связей приводит к искаженному восприятию мира и недооценке роли случайности и неопределенности.

Теоретизирование является неотъемлемой частью нашего биологического устройства, и борьба с ним противоречит нашей природе.

Наш мозг автоматически ищет объяснения и толкования для наших действий и восприятий, делая это даже тогда, когда объективных различий или оснований для толкования нет.

Наше упорядоченное восприятие мира и системное мышление определяются нашей биологией.

Наша потребность в нарративе и упорядочивании информации зачастую заставляет нас видеть мир менее хаотичным, чем он есть на самом деле.

Нарратив, или упакованная идея, может искажать наше понимание вероятностей и вести к ошибкам в оценке шансов.

Воспоминания субъективны и изменчивы, они постоянно переосмысливаются и модифицируются на основании наших текущих знаний и представлений о логичности.

Интерпретация прошлого может варьироваться в зависимости от точки зрения, но истина одна, независимо от того, доступна она нам или нет.

Нарратив, или осмысление прошлых событий в виде истории, помогает справиться со стрессом и угрызениями совести, воспринимая произошедшее как неизбежное.

Человеческая склонность к поиску причин и объяснению всего может приводить к искажению правды и просто неверным выводам.

Нарратив, заголовки и “ударные” фразы могут отвлекать ученых от более важных вещей, и только мета-анализ научных работ может исправить это.

Нарративность искажает наше представление о вероятности событий, делая их более правдоподобными и представимыми в наших глазах, что приводит к серьезным ошибкам в принятии решений.

Человеческая натура склонна переоценивать вероятность заметных редких событий (Черных лебедей) и недооценивать те, которые не укладываются в привычные схемы восприятия.

Нарративы и отдельные истории оказывают на нас большее влияние, чем абстрактная статистика, что может приводить к нерациональным решениям и неправильной оценке рисков.

Человеческое мышление подразделяется на два типа: быстрое, интуитивное и подверженное ошибкам (Система 1) и медленное, логическое, осознанное (Система 2), и проблемы возникают, когда мы полагаемся на Систему 1, думая, что используем Систему 2.

Несмотря на сложность анатомии мозга, больше доверия заслуживают тщательно продуманные психологические эксперименты, чем нейробиологические исследования, поскольку связь между анатомией органа и его функционированием не всегда обязательна.

Наше непонимание и недооценка событий типа “Черный лебедь” происходит из-за нашего присущего склонения к нарративу и эмоциональности, а также из-за нашего ограниченного восприятия прошлого и неспособности прогнозировать будущее.

Жизнь на пороге надежды

Интеллектуальные, научные и творческие профессии существуют по законам, где успех сосредоточен у немногих, однако наше общество и наша гормональная система продолжают поддерживать иллюзию стабильности и размеренности.

Продолжать свою научную или исследовательскую работу вопреки отсутствию немедленных результатов и общественного признания требует особого таланта и силы духа.

Наше восприятие и реакции часто ориентированы на осязаемые, немедленные результаты, вместо отложенных или менее осязаемых, что может привести к недооценке важности задач, требующих длительного времени для достижения результатов.

В жизни нелинейные зависимости встречаются гораздо чаще, чем линейные, что делает мир менее предсказуемым и прямолинейным, чем мы привыкли думать.

Важность уважения и признания в человеческой культуре и деятельности часто недооценивается, а они могут быть гораздо важнее материального вознаграждения.

Для счастья важнее регулярность положительных эмоций, а не их интенсивность, и значительное счастье может приносить множество маленьких радостей.

Любимая книга, подобно настоящему другу, заслуживает безоговорочной верности и понимания, и именно таким образом Евгения относилась к своему любимому роману “Пустыня татар”.

Джованни Дрого провел всю свою жизнь в ожидании великой битвы, которая так и не случилась, откладывая счастливую жизнь, и пропустил все возможности, которые предлагала ему жизнь.

Чрезмерное стремление и ожидание исключительного события может привести к разочарованию и потере, даже если это событие в итоге происходит.

Евгения и Ниро – два противоположных мира, привлекающих друг друга, но в конечном итоге не способных на совместное существование, обнаруживают общий интерес в романе «Пустыня», который становится символом их несовместимости и разрыва.

Успешная стратегия ведения бизнеса или инвестирования требует способности терпеть регулярные небольшие потери, ожидая большой выигрыш, который может произойти редко, но обеспечит значительную прибыль.

Проблема скрытых свидетельств

Понятие причинности часто неправильно используется учеными и историками. Люди стремятся найти очевидные объяснения явлениям, даже если таких объяснений нет. Автор критикует образовательную систему за то, что она заставляет студентов искать причины всего, не признавая роль случайности. Скрытые свидетельства искажают наше восприятие реальности, делая её более объяснимой и стабильной, чем она есть на самом деле. Важно осознавать, что многие явления и события могут не иметь явных объяснений, и учитывая скрытые свидетельства, следует осторожно относиться к причинно-следственным связям.

Предсказательный парадокс

Вечерняя прогулка по Сиднею раскрывает символическую самонадеянность человечества через историю строительства Сиднейского оперного театра, который стал примером наших ошибок в прогнозировании и планировании.

Эпистемическая самонадеянность — это склонность людей переоценивать свои знания и недооценивать неопределенность, что приводит к ошибочным представлениям о своей компетентности.

Люди склонны недооценивать редкие события, известные как “Черные лебеди”, что приводит к ошибкам в оценке их вероятности и значимости.

Нет существенной разницы между угадыванием и предсказанием неизвестных величин, и профессиональные прогнозисты часто подвержены ошибкам в мышлении, связанным с переоценкой своих знаний.

Избыток информации может затруднять понимание, порождая ложные гипотезы и уверенность в ошибочных выводах.

Эпистемическая самонадеянность специалистов приводит к переоценке своих знаний и недооценке вероятности ошибок, что особенно заметно в профессиях, где некомпетентные эксперты дают советы, за которые им платят зря.

Специалисты могут быть компетентны в стабильных, предсказуемых областях (таких как математика или физика), но их эффективность снижается в подвижных сферах, требующих предсказаний будущего на основе уникального и неповторяющегося прошлого. В итоге, проблема заключается в том, что специалисты не всегда осознают свои ограничения и недостатки в знаниях.

Изучение ошибок прогнозирования в трейдинге показывает, что экономические прогнозы часто ненадежны, и профессионалы переоценивают свои знания.

Проблема прогнозирования заключается в том, что прогнозисты часто не учитывают редкие и значимые события, что приводит к значительным ошибкам и недооценке общей погрешности их предсказаний.

Исследователи обнаружили, что аналитики ценных бумаг демонстрируют эпистемическую самонадеянность и стадный инстинкт, что приводит к низкой точности их прогнозов, несмотря на доступ к важной информации.

Тетлок исследовал проблему переоценки экспертами своих прогнозов, выявив, что их ошибки часто объясняются внешними обстоятельствами, а некомпетентность маскируется защитными механизмами.

Даже сложные статистические методы часто не превосходят простые, а теории экономистов не подтверждаются эмпирическими данными; экономисты игнорируют важность интеграции других научных дисциплин, что ведет к узости мышления и снижению практической пользы их прогнозов.

Значительные ошибки в планировании проектов часто происходят из-за игнорирования внешних неопределенностей и непредвиденных событий.

Внедрение электронных таблиц, таких как Excel, значительно упростило процесс планирования, но также привело к излишней уверенности в долгосрочных прогнозах, вызванной эффектом привязки.

Основная ошибка прогнозирования заключается в том, что масштабируемые переменные ведут себя непредсказуемо и часто противоположно здравому смыслу, увеличивая неопределенность с течением времени.

Прогнозы часто ошибочны и ненадежны из-за игнорирования пределов погрешности и непредсказуемости будущих событий.

Талеб критикует тех, кто делает ненадежные прогнозы ради денег, и советует им найти другую работу, так как их действия наносят вред и являются неэтичными.

Нассим описывает, как обилие информации в международном аэропорту имени Кеннеди не помогает предсказать будущее, а наоборот, ослабляет способности к предвидению, подчеркивая ограниченность прогнозирования и непредсказуемость событий.